Депутаты хотят разрешить блокировать иностранные соцсети

Майор

Premium
Premium
Регистрация
04.09.14
Сообщения
2.951
Реакции
2.024
Баллы
113

О какой цензуре говорится в законе?​

Соцсети действительно удаляют сообщения, закрывают российские аккаунты или удаляют их из поиска, в последние месяцы это происходит довольно часто.

  • 20 мая 2020 года был удален аккаунт регионального госканала «Крым 24» на YouTube (как утверждает руководство канала, без объяснения причин и предупреждений); сейчас контент «Крыма 24» доступен тут.
  • В сентябре Twitter удалил из поисковой выдачи аккаунт РИА Новости, а до того — RT и Sputnik.
  • Летом и осенью YouTube блокировал «патриотические» каналы: ANNA News, снимающий репортажи в горячих точках, «Царьград» и другие.
Роскомнадзор эти блокировки и ограничения считал «актами цензуры», о чем писал в компании, владеющие соцсетями. 18 ноября надзорное ведомство потребовало от YouTube «вернуть в раздел „В тренде“ канал ведущего „России 1“ Владимира Соловьева». Роскомнадзор считает, что канал выпал из раздела по цензурным соображениям, потому что «ранее [он там был] регулярно».


При этом сам Роскомнадзор давно и регулярно требует от соцсетей и поисковиков удалять (или ограничивать в выдаче поиска) контент, который не устраивает российские власти: от экстремистских до политических сообщений и роликов. Как признают в ведомстве, «в некоторых случаях просьбы не приводят к результату».

Почему соцсети удаляют контент?​

Google, владеющий YouTube, сообщил, что всего весной и летом были заблокированы 90 каналов в России, более двух тысяч в Китае и около 20 в Иране. Блокировки связаны с кампанией по борьбе с «фейковыми новостями» и «проявлениями ненависти», главным образом с ложными новостями об эпидемии коронавируса и о политике.

Соцсети ведут кампанию не только в странах, которые США считают своими противниками. Twitter, например, после выборов президента США неоднократно помечал как недостоверные сообщения Дональда Трампа, который утверждал, что выиграл их, а голоса, поданные за него, пытаются украсть. При этом многие западные политики действительно считают, что Россия является одним из главных генераторов фальшивых новостей, и требуют от соцсетей активнее бороться «с угрозой со стороны России».

В жалобе Роскомнадзора в Google говорится, что канал Соловьева не попадает в тренды ютьюба с октября. Примерно тогда же начал работу анонимный канал «Соловьев OFF», участники которого координируются для подачи жалоб на Соловьева. У канала около 13 тысяч подписчиков и чат, где примерно 900 активных участников обмениваются опытом и обсуждают подробные инструкции, как правильно подавать жалобы. Их цель — полная блокировка канала. Участникам «Соловьев OFF» уже удалось добиться введения ограничений на видео в ютьюб-канале Соловьева: некоторые видео пометили как «неприемлемые» или «оскорбительные для некоторых аудиторий» и понизили в выдаче.

Однако некоторые считают, что каналу Соловьева блокировка не грозит, более того — он пользуется определенными привилегиями по сравнению с другими пользователями видеохостинга. Журналисты Майкл Наки, Александр Плющев и Олег Кашин, каждый из которых ведет свои стримы на ютьюбе, отмечают, что остальных блогеров немедленно блокируют за единственный «страйк». Наки сам подвергался временной блокировке по требованию компании «Игра-ТВ» за фрагменты передач «Что? Где? Когда?».

Соловьев избежал этого, хотя точно так же, как и многие другие блогеры, заимствует фрагменты чужих видео и стримов, чтобы прокомментировать их в своем эфире. И это несмотря на то, что на канал Соловьева «страйки» шлют десятками — в том числе сами Наки и Олег Кашин, фрагменты чьих эфиров он позаимствовал без указания авторства.

Что будет грозить нарушителям?​

Право определять, что является «общественно значимой информацией» и действительно ли какой-либо ресурс ограничил к ней доступ, получает Генпрокуратура по согласованию с Министерством иностранных дел. Свое решение Генпрокуратура направляет в Роскомнадзор, который затем вносит владельцев сайта в перечень «владельцев информационных ресурсов, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека», и сообщает им об этом в течение суток.

Если за определенный срок они не устранят нарушения, Роскомнадзор может полностью или частично блокировать доступ к сайту, отправив соответствующие предписания операторам связи. Могут быть и другие меры реагирования, предусмотренные законодательством РФ. Один из авторов закона Антон Горелкин сообщил, что на нарушителей могут быть наложены штрафы на сумму до трех миллионов рублей.

И что, ютьюб заблокируют?​

У властей и так есть большой набор оснований, чтобы заблокировать любой сайт; они перечислены в законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и постоянно дополняются. Сейчас блокировка положена:

  • за нарушение авторских прав;
  • за отказ хранить персональные данные российских пользователей на серверах внутри страны;
  • за экстремистскую (и другую запрещенную законами) информацию и т. д.
Операторы связи обязаны иметь у себя оборудование для таких блокировок.

В разговоре с «Медузой» директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова объяснила, что право заблокировать крупные соцсети у Роскомнадзора есть уже давно: например, Twitter и Facebook так и не исполнили принятый в 2015 году закон, согласно которому компании должны хранить персональные данные российских пользователей на серверах внутри России.

«Все эти годы Роскомнадзор грозит им за это блокировкой, но в реальности на этот шаг не решается», — говорит Левова. Она напоминает, что за последние годы было принято много и других законов о регулировании интернет-среды, «которые практически не применяются». Например, есть закон, согласно которому VPN-сервисы должны ограничивать доступ к сайтам из реестра запрещенных ресурсов Роскомнадзора. Этот закон так и не заработал.

Нынешний законопроект, если будет принят, станет очередной спящей нормой, считает Левова. По ее мнению, такая блокировка «нанесет большой репутационный удар, вызовет возмущение среди граждан»:

«Все-таки данные сервисы очень популярны в России, на YouTube приходится порядка 35% всего интернет-трафика в Рунете, и представить без него российский интернет сейчас просто невозможно», — говорит Левова.


Наконец, блокировка сложна чисто технологически, что показала история с попыткой заблокировать Telegram. У Google по всему миру установлено большое количество кэширующих серверов Google Global Cache. Они нужны для того, чтобы, например, при просмотре видео на YouTube трафик шел к пользователю не с сервера на другом конце планеты, а с ближайшего к нему территориально. У всех крупнейших операторов связи в России, таких как МТС и «МегаФон», установлены эти серверы, кроме того, их много в странах ближнего зарубежья. Полностью заблокировать работу столь распределенной системы подачи контента будет сложно.

Левова считает, что главная цель закона, если он будет принят, заключается не в том, чтобы блокировать сайты непосредственно, а в том, чтобы использовать эту норму как аргумент в спорах о том, какой контент можно и нужно распространять, а какой следует считать вредным.
 
Сверху Снизу